July 8th, 2018

Чуда не случилось...

Скажите честно, вы верили в победу нашей сборной? Я уже не говорю о посрамленных версиях "договорняка", который "купила" Россия в обмен на что то там. Лично я верил до конца, надеялся на пресловутые ноги Акинфеева, но ни песня, наспех сочиненная на "Первом", ни ноги и ни руки сегодня нам не помогли. И хоть сейчас будет звучать отовсюду, что это поражение на самом деле победа - уверен, всем хотелось большего.
Чуда не случилось, и наверное это в какой то степени закономерно, потому что вырваться с семидесятого места рейтинга на первые строчки нелегко. Обидно. Но вылетевшим немцам и прочим месси во сто крат обиднее, и это чуточку скрашивает разочарование от игры. Конечно хотелось победы, конечно хотелось финала, но это и правда, всего лишь игра, которую мы в этот раз проиграли.

финал1

promo netkoblog december 23, 2029 15:13 16
Buy for 20 tokens
О чем редко кто задумывается до свадьбы Из-за того, что подобное событие большинство людей воспринимают только как праздник, множество браков распадается практически сразу после того, как они были заключены. Люди почему-то не осознают той ответственности, которая ляжет на их плечи после…

Мои твиты

Откровения физика вернувшегося с "того света"

Ведущий конструктор ОКБ «Импульс» Владимир Ефремов умер внезапно. Зашелся в кашле, опустился на диван и затих. Родственники поначалу не поняли, что случилось ужасное.



Подумали, что присел отдохнуть. Наталья первой вышла из оцепенения. Тронула брата за плечо:

— Володя, что с тобой?

Ефремов бессильно завалился на бок. Наталья попыталась нащупать пульс. Сердце не билось! Она стала делать искусственное дыхание, но брат не дышал.

Наталья, сама медик, знала, что шансы на спасение уменьшаются с каждой минутой. Пыталась «завести» сердце, массируя грудь. Заканчивалась восьмая минута, когда ее ладони ощутили слабый ответный толчок. Сердце включилось. Владимир Григорьевич задышал сам.

— Живой! — обняла его сестра. — Мы думали, что ты умер. Что уже все, конец!

— Конца нет, — прошептал Владимир Григорьевич. — Там тоже жизнь. Но другая. Лучше...


Collapse )